Далеко, на втором Хабаровске


Козлов Г.И.
Далеко, на втором Хабаровске. — Хабаровск: Частная коллекция, 1996. — 86 с.: ил.

Эта книга с необычайной теплотой рассказывает о людях вагонного депо станции Хабаровск-2 — одного из многочисленных предприятий Дальневосточной железной дороги. Читателю предоставляется возможность приблизиться к тайнам трудной профессии, познакомиться с теми, кто надолго связал свои судьбы с железнодорожными магистралями России.

 


 

Содержание:

Вместо вступления

Неугасшая память (см. ниже)

Жизнь — это работа

Доктора «больных вагонов»

…И букет сентябринок

И в ночь, и в стужу

Тайная сущность


Неугасшая память

Перед входом в депо — плакат над дверью: «24 ноября 1935 года из сборочного цеха вышли первые отремонтированные вагоны. Этот день стал Днем рождения нашего предприятия. С Днем шестидесятилетия, товарищи!»

Потом, на протяжении многих дней, всюду в цехах и отделах, просто в случайном разговоре меня будет приятно поражать это не бросающееся в глаза, но присутствующее неизменно во всем чувство локтя в коллективе, уважение к ветеранам, к сделавшим свое дело и ушедшим на пенсию, к сослуживцам, к общему делу. И еще будет удивлять личная, эта просто удивительная скромность и рабочих, и инженерно-технических работников депо в оценке своих трудовых заслуг. Видимо, сама непростая история возникновения и возмужания коллектива депо Хабаровск-2, начавшаяся в трагические тридцатые и развивающаяся в сороковые-роковые, способствовала этому и потому, должно быть, и по сей день этому способствует.

И вспоминается Тарас Бульба: «Вот в какое время подали мы, товарищи, руку на братство! Вот на чем стоит наше товарищество! Знаю, подлое завелось теперь на земле нашей. Свой со своим не хочет говорить; свой своего продает. Но даже у последней подлюки, каков он ни есть, хоть весь извалялся он в саже и в поклонничестве, есть и у того, братцы, крупица русского чувства. И проснется оно когда-нибудь, и ударится он, горемычный, об пол руками, схватит себя за голову, проклявши громко подлую жизнь свою, готовый муками искупить позорное дело».

Стены депо, земля эта, люди, работающие здесь, не забывают имена тех семидесяти пяти деповчан, ушедших отсюда на фронт и не вернувшихся с полей сражений. Отдельные из них погибли, едва достигнув девятнадцати, двадцати лет. Это слесарь Павел Акаемов, слесарь Алексей Бормотов, токарь Петр Кукса, ученик осмотрщика вагонов Саша Князев, осмотрщик вагонов Борис Придыбайло, кольцезаливщик Михаил Сухорученко, ученик плотника Коля Синьков, токарь Федор Стрыгин, Денис Стрыгин, слесарь Василий Стодин, слесарь Иван Соболев, слесарь Николай Холод, токарь Георгий Чебаненко, слесарь-автоматчик Николай Чепак.

* * *

Секретарь начальника депо, быстрая в движениях молодая женщина с массивным перстнем на аккуратной руке, резко останавливает меня:

— Нельзя, нельзя! Валерий Иванович занят.

Я готов возмутиться за столь незаслуженное недружелюбие, но пытаюсь пояснить, что мне назначена встреча с начальником депо на это время.

— Нет, нет, — выставляет она руки, готовая остановить меня, если я сделаю хоть один шаг вперед, — он очень занят.

Сажусь на предложенный стул. Бросаю взгляд на сидящую рядом тоже молодую женщину, Татьяну, с большими загнутыми, как у актрисы, ресницами. Она, видимо, поддерживает секретаря, хранит молчание. И вдруг чувство горечи, вызванное столь необычным оборотом дела, а может быть, и несколько резким тоном секретаря Жени мгновенно улетучивается. Господи, подумалось, да меня никто ничем и не думал обижать или что-то в этом роде. А если это искреннее служение общему делу, стремление не дать отвлечь в данный момент от работы руководителя предприятия? Так это же прекрасно! Начальник депо решает не только производственные вопросы, нередко и вопросы, влияющие на человеческие судьбы. Так что на чьей стороне истина — еще не известно. И чтобы окончательно успокоиться, повторяю про себя истину, что всегда надо стараться видеть розы, а не шипы.

К тому же, в руках у меня история депо Хабаровск-2. Читаю отрывок, написанный ветераном депо, первым мастером автоконтрольного пункта С.Г. Солдатенко: «На территории, где сейчас стоит наше депо, было два озера. Одно там, где сейчас концепропитка, второе — где АКП. По этой территории проходила насыпь бывшей узкоколейки. Это было единственное место, где можно было пройти по сухому». В назидание, видно, писал человек, чтобы не забыли в суете жизни, как все начиналось.

А вот Федор Федорович Герасимов ведет свой рассказ о повседневной трудовой жизни: «После окончания работы на ПТО все рабочие смены шли на стройку депо. Работы выполняли вручную, по трапам на плечах таскали балки для перекрытия цехов».

Я вчитываюсь в рассказы очевидцев, и постепенно перед глазами встает картина жизни депо давних лет. Вот первые рабочие депо — это люди из местного населения, демобилизованные красноармейцы, обучающиеся деповским специальностям без отрыва от производства. С особым чувством уважения к тем первым прочитываю строки о том, что мечтой каждого из них было желание получить место для жилья в двухосном грузовом вагоне, приспособленном под жилье.

Первоначально депо включало в себя цеха: сборочный, кузнечный, механический, колесный и котельную. Кузнечный цех начал давать продукцию для ПТО, когда не было еще закончено перекрытие над ним. Тогда в депо даже не было начальника. Ремонт вагонов в сборочном цехе возглавлял мастер Желнин Д.Д., начальником вагонного участка был Мефодий Максимович Максимов. В 1936 году первым начальником депо был назначен молодой инженер Андоньев. Позже, в 1939 году, на эту должность пришел Квижинадзе В.В. Ударно трудились с первых дней депо хетагуровки — девушки, приехавшие на Дальний Восток по призыву Валентины Хетагуровой, сварщик Шабельникова, слесари Ганжа, Михайлова, Лисицына. В этом же году кровельщик вагонов Мажорин был награжден министром путей сообщения именными часами за самоотверженный труд.

Многие имена первых рабочих депо хранит деповская история. Несмотря на то, что депо Хабаровск-2 по тем временам считалось самым технически оснащенным на дороге, практически большинство работ в депо выполнялось вручную. Подъем вагонов производился реечными домкратами, сами рабочие изготавливали болты, гайки, шайбы, шплинты, заклепки. Для изготовления шплинтов, например, приходилось собирать обручи с бочек по поселку. А газета «Пограничный транспортник» в номере за 22.02.1936 года сообщает, что руководство путей сообщения за ударный труд награждает значком «Ударник» работников депо Хабаровск-2 Чижевского, Северова, Шкиль, Гладкова.

В предвоенный 1940 год депо уже ремонтирует годовым ремонтом грузовых 1700 вагонов, пассажирских 350 и средним ремонтом 40 пассажирских вагонов в год, обеспечивает бесперебойное продвижение поездов на пункте технического осмотра и подготовку цистерн под налив на промывочно-пропаровном пункте до десяти тысяч цистерн в год. Гремят в газетах имена осмотрщиков депо Сас, Намаконова, Холод, слесаря Доценко, мастера плотницкого цеха Олейник, плотника Собейникова, слесаря Константиновой, мастера Тохтина, плотника Чернова, осмотрщика вагонов Паюркина.

Особое место в истории жизни деповского коллектива отводится работе депо в годы войны. Рабочий день 11—12 часов, включая сверхурочные часы. Организуются две подвижные вагонно-ремонтные колонны по сто человек. Первыми орденоносцами в эти трудные дни становятся Зарецкий Д.М. и Плохотнюк Н.В. Не сходят со страниц газет фамилии деповчан — безотказных тружеников Н. Соколовой, Е. Лискова, Дмитрусенко, И. Кривой, С. Ковальчука, М. Дерябина.

В депо идет сбор теплых вещей для воинов Красной армии, организуется помощь семьям погибших. Первые знаки «Почетному железнодорожнику» получили заместитель начальника вагонного участка Зайцев П.В. и мастер ПТО Ковальчук С.М. Более ста пятидесяти работников депо были награждены медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.».

Помню, пели мы, мальчишки, довоенную песню «Если завтра война», особо выкрикивая слова: «Как один человек, весь советский народ!..»

И еще: «Застрочит пулемет, загремит миномет, загрохочут могучие танки! И пехота пойдет, и рекорды пойдут!..»

Так оно и вышло. Жизнь подтвердила высказанную автором песни мысль и о военном, и о трудовом подвиге.

Деповчане депо Хабаровск-2 — не исключение.

«Пограничный транспортник» сообщал: «Перевыполнил план ремонта колесных пар цех, где мастером Дронов. Плотник Плохотнюк, слесарь Заболотный, рессорщик Куцый, слесарь Зубков вырабатывают ежедневно полторы—две нормы.

А такие плотники, как Чернышев, Филиппов, Бегунов и Брожин вырабатывают по 150—200 % за смену.

Мастер Стрыгин умело организует труд людей, создал условия для высокопроизводительной работы. Благодаря этому слесари-автоматчики Михайлюк, Мешалкина, Туманова, Васильева, токарь Барабаш значительно перевыполняют нормы выработки. Вровень с ними идут компрессорщики Мамонтов и Шкурат».

В это же время знаком «Отличный вагонник» награждается Алексей Кучерук, в Книгу почета заносятся имена кузнеца Павла Зорченко и кузнеца Сергея Цаплина, заливщика Александра Кобзева и токаря-бандажника Антона Рыбалкина.

Можно продолжать и продолжать списочный состав деповчан, совершающих ежедневный трудовой подвиг во имя защиты Отечества.

…В этот день мне так и не удалось встретиться с начальником депо.