Хехцирские сказки


Лепетухин А.П.
Хехцирские сказки. / ил. авт. — Хабаровск: Частная коллекция, 2006. — 64 с.: цв. ил.

ISBN 5_7875_0059_8

Герои «Хехцирских сказок» — заяц Петрович, кабанёнок Федя, Медведь, Волк, Лиса, Сорока живут в заповеднике и становятся участниками волшебных приключений. Они охотятся, общаются с Золотой Рыбкой, выращивают правдивых кур, лепят снеговиков, занимаются йогой, отправляются в путешествие по знаменитым сказкам, выступают в городском цирке. В сказках без назидательности рекомендуется, как ребёнку нужно относиться к живой природе, к окружающим его людям.

Издание содержит иллюстрации, созданные самим автором, поэтому внешне персонажи Хехцирской тайги полностью соответствуют замыслу рассказчика этих волшебных историй.


Содержание:

От автора

Петрович

Прикормил

Охота

Три желания

Наваждение

Новогодняя сказка

Петрович и правдивые куры

Карнавал

Впервые в городе

Забытые

Маша в Сказочном лесу

Хороший день (см. ниже)

Полёт из «весёлой» ямы

Весенняя сказка

Большое путешествие

Машина

Заячий цирк

Осенняя сказка

Нормальная сказка

Тигриная сказка

Петрович и любовь


ХОРОШИЙ ДЕНЬ

— Петрович! Вставай! Пойдём снеговика лепить! — закричал кабанёнок Федя, врываясь в дом зайца Петровича.

— Зачем? — спросил заяц Петрович и раздвинул уши.

— Настроение такое снеговиковое. Тепло. Снег липкий. Весна скоро. А мы ещё ни одного снеговика не слепили. А потом…

— Ладно. Идём, — сказал Петрович и взял лопату. — А кого мы будем лепить? Зайца?

— Зачем зайца? Поросёнка, конечно! У поросят вот такой животик, такие ушки и такой симпатичный пятачок. Очень красиво и прикольно. А потом…

— Ну, ладно, ладно. Пошли скорее.

Снег падал тихо-тихо. Каждая снежинка — на своё место. И действительно был очень липкий. Скоро и Федя, и Петрович сами стали походить на двух снеговиков. Они вышли на Главную поляну.

— Красота! — сказал Петрович. — Давай здесь.

Они быстро скатали такой большой снежный шар, что не могли его дальше сдвинуть.

— Животик поросёнка, — решил Федя.

— Или зайца.

Сверху они скатали снежный шар поменьше.

— Голова зайца, — сказал Петрович.

— Или поросёнка, — добавил Федя.

Он быстро прилепил к снежной голове снежок и сделал две дырочки.

— Пятачок, — сказал он.

Петрович не ответил. Он в это время лепил большие уши. Тогда Федя немного подумал и слепил хвостик крючком.

— Скажи мне, пожалуйста, друг Петрович, где ты видел таких ушастых поросят?

— А где ты видел зайцев с пятачком?

— Но мы же лепим поросёнка!

— Нет, зайца!

— Поросёнка! Поросёнка! Поросёнка!

Петрович вздохнул:

— Так у нас с тобой, Федя, ничего не получится. Придётся лепить второго снеговика.

— Второго поросёнка?

— Один будет поросёнок, а второй — заяц.

— А третьим будет волк, — сказал Волк. Оказывается, он уже давно сидел на вершине сугроба и наблюдал за спором друзей.

Волк быстро-быстро слепил туловище, хвост, голову и занялся отделкой зубов.

Федя и Петрович тоже трудились с увлечением. А когда закончили и оглянулись по сторонам, то увидели, что все-все звери собрались на поляне и лепят снеговиков. И у всех почему-то получаются автопортреты. Даже воробьи всей стаей лепили огромного воробья.

— Я же говорил, что сегодня снеговиковый день, — сказал Федя.

Потом все долго ходили по поляне от снеговика к снеговику и любовались.

— Давайте вылепим Машу, — предложил заяц Петрович.

— И её Папу, — добавил Федя.

— Ну, тогда уж и Маму, — сказала Лиса.

Все дружно взялись за работу. Скоро большой-большой снежный Папа стоял в центре поляны. Он держал под руку снежную Маму. Снежная Мама держала за руку снежную улыбающуюся Машу.

— Скульптурная группа, — сказал Медведь. — Очень похожи.

— Хорошо получилось, — одобрил Петрович, — но чего-то не хватает.

— Может, хвостов? — спросил Волк. — У всех ведь есть хвосты. И он показал на других снеговиков.

— Ты ещё скажи — рогов, — хихикнул Федя.

— Не хватает Насти, — сказал Петрович.

— Но ведь она уже большая-пребольшая и навсегда ушла из нашего Сказочного леса, — сказал Медведь.

— А мы слепим её маленькой. Такой, какой она была, когда впервые появилась в нашей сказке.

— Не получится, — сказала Лиса, — тогда она будет младше своей младшей сестрёнки Маши. А так не бывает.

— Вот и хорошо! В нашей сказке всё бывает, чего не бывает, — обрадовался Петрович.

— Да что там рассуждать? А ну, за работу! — скомандовал Медведь.

Скоро снежная Маша уже держала за руку маленькую-маленькую снежную Настю. В этот момент снег кончился, и выглянуло вечернее солнце. Оно осветило всех снеговиков малиновым светом. От этого все тени стали длинные и синие-синие. Все вздохнули от такой красоты.

— Жаль, что сказка уже кончается, — сказал Петрович.

— Пойдёмте ко мне греться. Будем чай горячий пить с малиновым вареньем, — предложил Медведь.

Все, конечно, согласились.